20:40 

Сказ о том, как мы покоряли славный град Калугу

Морвен, мать-наместница
Дорога в небо начинается на земле.
А было всё так. Две недели назад высокое начальство собрало нас в Консерваторском спортзале (вид спорта, которым занимаются в этом помещении описан в теме "Осеннее обострение") и заявило, что на гастроли мы едем за зарплату. То есть, даром (учитывая, сколько нам платят). И ещё скажите спасибо, что не своим ходом. Мы сказали спасибо и ещё много тёплых слов впридачу. Главное тёплое слово, пылавшее в моей душе, произнёс тенор Валя, ибо мужские уста менее неприспособлены к произнесению подобных слов. Почти весь хор налетал на бабки, поскольку не попадал на субботнюю службу. Лично я лишилась 900 рублей. Пустячок, а неприятно.

И вот, день настал. В 9 часов утра я уже сидела на двух задних сиденьях автобуса и напрочь игнорировала попытки теноров сместить меня оттуда. Тенора сели передо мной, и тот факт, что за три часа дороги я успела написать целую одну страницу своего многострадального фанфика, можно считать чудом. Ибо тенор это не голос, а диагноз. К счастью, львиная доля тенорового внимания досталось моей подружке, а мне так - сдача. Через три часа аккумулятор в ноутбуке сдох, но и мыслей у меня в голове уже не обреталось. Первая остановка была у ресторана со знойным испанским названием, к которому тенора тотчас приделали две недостающие, по их мнению, буквы. Кормили нас хорошо, врать не буду, но кушать я села с альтами - во избежание.

Калужская областная Филармония встретила нас распростёртыми объятиями и просторными гримёрками, где я сразу заняла место у розетки. Пока ноутбук заряжался, я разбирала личный реквизит (купленный на собственные деньги, ибо тот, кто пробовал положиться на реквизиторов театра, выходил на сцену в туфлях сорок второго размера и со златой китайской цепью на шее). Моего жемчуга и перчаток хватило ещё на трёх артисток (до сих пор не понимаю собственного энтузиазма). Переодеться можно было и позже, но некотоорые дамы решили с этим поспешить. Разглядев новые пятна, появившиеся на наших костюмах за истекший летний период, сопрано пришли к выводу, что это, вероятнее всего, крысиная моча. Новенькая робко спросила, а почему наши платья не стирают. Старенькие, отпевшие в этих костюмах не один десяток лет, снисходительно на неё посмотрели. Объяснять каждой новенькой, что от стирки платья обесцветятся, они уже устали. А на химчистку у театра денег нет. То есть, есть, но не на химчистку. И не на реквизит. И не на зарплату певцам. Но эта проза жизни, которая не должна волновать наши возвышенные души. Ибо наше прекрасное пение как раз и призвано отвлечь публику от пятен на наших платьях.

Гримёрки нам в кои-то веки достались отдельные - то есть, без мужиков. Обычно нас так не балуют. Но мужики всё равно повалили к нам толпой - на чай. Входили, предварительно вежливо постучавшись, но так и не услышав нашего нервного "Нельзяаааа!!!"
Дамы обрадовались, узнав, что сегодня парикмахер готов причесать не только балет, но и нас, и заняли очередь. Мне было влом, ибо меня звало творчество, и я быстренько соорудила себе сама привычную причёску Жизели. Все прочие обзавелись локонами, но зато у меня был веер...
Моё платье каким-то образом уже второй год избегает крысиных набегов и остаётся самым приличным из всех. Хотя и коротко мне сантиметров на пятнадцать. А вообще, выгляжу я в нём органично. Особенно в ситуации, которая столь умилила заглянувшего на огонёк директора театра, что он потребовал немедленно запечатлеть меня для потомков:

Трудовые будни фикрайтера:


Зал был заполнен через два места на третье, а режиссёру пришлось срочно переделывать мизансцены, но в целом спектакль прошёл неплохо. Хор приехал в уполовиненном составе (ибо многие предпочли взять бюллетень и пойти на службу). Но как мы играли!.. За себя и за того парня... Всё-таки, мы ненормальные. На чужой сторонушке и бесплатно, но немногочисленные зрители столь ощутимо испытывали благодарность, что мы просто летали... Особенно я. Ринувшись утешать рыдающую Ольгу Ларину, я чуть не снесла её вторую подружку - хрупкую пожилую леди ростом мне по плечо.

Обычно я обязательно хожу смотреть сцену дуэли. Наш красавчик Ленский так дивно и трогательно умирает, что просто глаз не отвести. Но на сей раз у меня было другое занятие: фанфик. Быстро переодевшись в платье для Греминского бала (в противоположность платью для Ларинского, оно мне длинно так, что ходить я в нём не могу вообще), я снова засела за ноут. Но вот инспектор объявил пятиминутную готовность к третьему акту. Стоя за сценой, мы наблюдали, как неупокоенный дух красавца Ленского - уже без сюртука, в одной белой рубашке, слоняется по закулисью в поисках бутылки с минеральной водой. Я в умилении позабыла о текущем моменте и рявкнула "Чур, дитя, не я твой лиходей!" Окружающие сделали страшные глаза... ну да, голос у меня громкий, а дирижёр уже был на сцене... Упс!..

Отстояв положенное и спев наши три с половиной ноты, мы, наступая друг другу на подолы, красиво удалились. Нам объявили, что в обратный путь мы тронемся раньше, не дожидаясь оркестра и некоторых солистов. Я предвкушала спокойный отдых на двух сиденьях с заряженным ноутбуком, но в наш автобус втиснулся ещё и балет. Тенора всю обратную дорогу, как уж водится, поминали Ленского. Мне тоже предложили выпить за упокой его светлой души, но я после пения пью только коньяк не ниже пяти звёздочек, а в стаканах у теноров было что-то подозрительное.

Как говорится, усталые, но довольные... мы въехали в столицу нашей Родины около одиннадцати часов вечера. В двенадцтом часу наш автобус остановился у памятника Чайковскому. Для многих из нас путь домой только начинался...

@музыка: сегодня, наконец-то, без Чайковского

@настроение: котопоглаживательное

23:08 

Поприветствуем мистера Малфоя! Аплодисменты!

Дорога в небо начинается на земле.
I welcome you to my diary!
I would like you to accept this photo as a gift of my sincere gratitude for your visit, Sir.




Жизнь и приключения перелётной рыбы

главная